Интравью

Поскоку злоебучий Сеанс таки вышел, дублирну-ка я интервью с известным художником писателем книг Прилепиным Захаром. В Сеансе его зачем-то порезали и дописали забавные реплики. Тут оно без купюр и присочинений, читайте на здоровье!

Захар, давай разговаривать о девяностых, тема журнала — 90-е годы.

М-м-м, а тебе-то сколько лет?

Двадцать три года

Понятно…

У тебя, я знаю, девяностые были насыщенные, ты войну воевал, ребенок первый родился, сейчас детям твоим сколько лет?

Старший родился как раз в пресловутые девяностые, это был 98-й год, был дефолт, эту историю я несколько раз рассказывал, про то, как я работал тогда в ОМОНе, у меня родился ребенок, у жены пропало молоко, пацану моему было три месяца. И зарплату нам тогда не платили, платили только пайковые, а цены так повысили, что банка молочной смеси стоила, например, 150 рублей. Был беспредел. Это, кончено, надолго могло нас отучить рожать детей, но они потом все равно рожались, как-то сами по себе, и потом, когда второго ребенка мы рожали уже в нулевые годы, я был совершенно нищ, и только после второго ребенка у меня что-то начало в жизни получаться. Сейчас у меня трое детей — два пацана и девчонка.

Я к чему спросил, ты когда-то давно в «Русской Жизни» писал о современной молодежи, что, мол, молодежь нынешняя уже готова выйти на пенсию, особенно поколение 85-86-87-х годов, многие старшие люди не любят почему-то эти года…

Так это твой год, 86-й.

Вот именно, почему особенно моих сверстников принято считать какими-то недолюдьми инертными?

По поводу этой статьи был вообще дичайший шум, в течение месяца сотни, если не тысячи откликов, как раз твои ровесники, люди 86-87-го года: кто-то писал, что автор — полный ублюдок, многие  со мной соглашались, ко мне даже приходили в гости мои молодые товарищи, есть такой Паша Кузьмин, журналист и писатель, пришел и стал со мной спорить. «Нет мы не такие!», ну я говорю – «почему, Паш, не такие?». И он как-то стал рассказывать мне про своё поколение и в итоге рассказал мне следующее: «Да, для нас самое главное — карьера, нам никто ничего не давал, мы жили в государстве без идеологии, аморфном государстве, как беспризорники, не в социальном смысле, а в смысле идеологии».

Так а чем лучше тогда дети 90-х?

Сейчас объясню…

Так вот: «Вы сами нас сделали такими, чего вы от нас хотите?». Я говорю: «Паш, а ты не замечаешь, что ты сам сейчас повторил по пунктам всю мою статью, только со знаком плюс, вот я говорю, что это дурно, а ты говоришь, что да мы такие, но в этом нет ничего дурного?». Вот что ты думаешь сам по этому поводу, твое поколение — оно другое?

Да нормальное поколение, я хоть при Союзе пожил немного, 92-93-й то вообще ничего не понимает теперь и вообще ничего не делает.

Нет, ну какой союз, в моем понимании Союз развалился в 87-м идеологически, в 91-м – фактически, в 93-м его уже было днем с огнем не найти.

Я не к тому, с людьми-то советскими настоящими еще мы все равно общались – в школе или дома. Вот я недавно спорил с товарищем, что все-таки нам повезло родиться в восьмидесятых и, например, отучиться в то время, когда из основных развлечений и пороков были только там, бухло, футбол и сигареты. Потому что были б мы детьми сейчас или подростками — точно начинали бы начинали день с «Ягуара», потом курили бы ароматические смеси, потом сидели б в контакте, так вся жизнь и прошла бы.

А вы не такие?

Ну нет, вроде.

Слушай, ты меня удивляешь, тогда получается, что ваше поколение занимает какую-то золотую середину.

Точно.

Слушай, есть поколение какое-то молодое, шестнадцать-семнадцать лет им…ты абсолютно прав, я сам в глаза им это говорю: «Вы ж ничем не занимаетесь, вы ж приходите с утра, сидите там в контакте или в ЖЖ часов по шесть-восемь».

В бложиках, да-да.

«Вы ж ничего в жизни не делаете совершенно», но, что удивительно, есть еще там чуть моложе меня люди, им где-то лет по 28-30. Но и эти совершенно такие же…только они не в ЖЖ сидят, а в игры играют, занимаются полной какой-то хуйнёй. Это уже поколение, которое должно иметь семью, детей, при Союзе уже женились и рожали давно, а эти какие-то…

Твои дети такими тоже станут, как думаешь?

Не думаю, у них есть, конечно, и компьютер и интернет, но у нас дома аура что ли какая-то другая, если я им скажу книгу прочитать, они всё бросят, пойдут и прочитают.

Так, а тогда получается, что время рождения не при чем совершенно и ты просто по-стариковски бурчишь на всех, кто тебя моложе и у кого нет семьи.

Ну, может быть, а тебе самому-то поколение твое нравится?

Ну да, хорошие люди, с теми, что моложе — совсем неинтересно общаться. Они вообще другие.

Так может это просто у тебя круг общения такой? Может, среди тех, что моложе тоже есть, так сказать, нормальные люди.

Нет, я ж преподавал, типа, в ВУЗе, видел и тех, что моложе. Они что-то вообще никакие, странные, не работают, не учатся, все очень похожие. И все при этом особенные, в разноцветных кедах.  Даже внешне странные, но одинаковые – щуплые, низкие, сутулые, неразвитые, недокорм что ли у них был.

Да, кстати, недоедали они. У нас есть много таких среди национал-большевиков — они не странные, то есть они странные, конечно, потому что они национал-большевики в нашем таком конформистском государстве — но там, смотри, они тоже все невысокие, маленькие и с прожженными желудками. Питались контрабандой, пили эту фанту, жрали жвачку, попортили здоровье. Половина даже уже побросали пить.

Вот, давай, кстати, о нацболах говорить.

Что по нацболам? Нравятся нацболы?

Нет, наоборот, ужас вообще какой-то — чисто эстетически даже, как к вам люди приходят? Музыка нацбольская — говно какое-то, сайты страшные, газету без отвращения взять нельзя, лица у всех испитые, с кем борются — непонятно.

Вот сейчас как раз будем спорить. Стилистически, ваше поколение росло в другое время, оно взрастало в нулевые годы, в последние семь тучных лет нефтяного благоденствия, когда уровень жизни, да и уровень всего этого изобразительного был много выше. Конечно, эстетика и стилистика НБП создавалась в то время, которое даже я воспринимаю как неолит, это было очень давно. Тогда страна напоминала американские, голливудские фильмы про третье тысячелетие — красавицы в шубах, бомжи, мерседесы какие-то одновременно и старые советские машины, повысился в 25 раз уровень преступлений, появились первые рэкетиры. Гламур тогда существовать не мог, интернет только появился, поэтому газеты тогда специально делалась как некий революционный листок. Да и сама символика появилась в качестве максимально громкого протеста. Ничего хуже, чем серп и молот, похожий на свастику, придумать было нельзя.

А почему не содрали тогда хотя бы нацистскую эстетику всю, было б красивее чуть-чуть?

Так наша тоже казалось красивой тогда, дико актуальной. Эмблему придумал художник, не националист, еврей по национальности, она всем понравилась. Мне и до сих пор нравится, но это ностальгия. И тогда специально делали всё диким – вот первый номер газеты, там вообще были мастодонты – Егор Летов, Сергей «Паук» Троицкий.

Так вот это ж ужас и есть, безвкусица опоечная какая-то.

Да нет, там потом появились очень разные люди, Вадим Степанцов из «Бахыт Компот», потом появились какие-то эстеты вроде Сережи Курехина, мультинструменталиста и джазового таланта, московские журналисты молодого поколения. Газеты создала тогда такой бурлящий мир – туда приходили анархисты, панки, фашисты, коммунисты, самые разные – дикие, лысые, непричесанные, какие угодно люди, гопники какие-то. Махновская банда, где черт знает что творится. Если б у нас была эстетика на уровне «Русской Жизни», к нам никто не пришел бы. А сейчас сам Лимонов говорит, что он бы многое сделал по-другому, потому что все изменились.

В какую сторону изменились?

Ушли панки и анархисты, откровенные гопники тоже ушли, которым просто повеселиться хотелось.

А кто остался тогда – революционеры…прожженные?

(Смеется) Революционеры – слишком сильное слово. Остались как раз люди твоего поколения, половина из них учится в университетах.

Не выгоняют?

Их выгоняют, постоянно скандалят, но они учатся.

Пауза. Захар разговаривает по телефону

Ну и что у вашего поколения с партийной принадлежностью?

С партийной? Беспартийный!

(Смеется) Не у тебя лично, у всех молодых. Вот почему нам кажется, что у вас политическое чувство атрофировано?

Да есть такое. Видимо, действительно атрофировано, но не только у молодых ведь.

Во-о-от, подожди, то есть политику вы не воспринимаете, как нечто важное. А отношение разное к политике официальной и оппозиционной?

Очень разное, разницу-то все понимают, хотя дальше разговоров на кухне никто не заходит. Все по-разному. Я только на выбору хожу, кто-то не ходит, кто-то говорит, что «надо валить отсюда».

Хорошо-хорошо… А какое-то понятие… «Родины», «России», «Матушка Россия», там, «Россия, вперед» и все такое?

Только футбол если. Посмотрят, потом напьются и с флагами ходят.

А что-то более серьезное? Или это не модно теперь?

Ну раньше все были немного патриотами, сейчас стали немножко оппозиционерами, когда телевизор смотрят, хотя это-то как раз и не модно – телевизор смотреть, любят ругать власть, но опять же дальше разговоров не заходят.

То есть люди вменяемые всё равно, отчет себе отдают, таких безумных, как «Молодогвардейцы» и «Наши», которые говорят «Россия – великая страна, Путин поднял её с колен и мы скоро будем самые первые в мире во всем» нет?

Нет.

Пауза, Захар разговаривает по телефону

Когда ты был совсем молодым, что с субкультурами было?

Ой, когда я был юным, были…панки, были…хиппи.

А ты в Дзержинске жил?

Да, в городе Дзержинске, кстати, не было ни панков, ни хиппи, там была одна гопота, потому что он занимал третье место по подростковой преступности. Просто крупные, страшные драки на улице там были через день. Всё это с субкультурами появилось, когда я перебрался в Нижний (Новгород) и начал заниматься музыкой, у нас рок-группа была, но у меня было ощущение, что настоящих панков и настоящих хипанов было штуки три-четыре, потому что многие носили длинные волосы и так далее, а настоящих, идеологически живущих этой жизнью, их совершенно не было. На Западе все это движение было взаправду, а у нас хиповство, ну, было туфтой, по большому-то счету. Так просто, многие любили музыку, многие любили «Аквариум», а панки любили «Гражданскую оборону». Я когда смотрю на нынешнюю молодежь, мне тоже кажется, что все это именно субкультура, в том смысле, что она не охватывает каких-то больших слоёв.

По-моему как раз охватывает.

Ну не знаю, я когда хожу по Покровке (центральная пешеходная улица Н. Новгорода), иногда вижу девочек, там, в черных одеждах.

Да сейчас достаточно надеть узкие джинсы, белые кеды и айпод в уши — будешь очень субкультурным человеком, хипстером, например.

Хипстером?

Ага.

Так они раньше были, нет разве?

Именно не те хипстеры, что при битниках и так далее, а новые такие – полуинтеллигентные, модные молодые люди, музыку посложнее, фильмы поартхауснее, читать только «Афишу», ничего не делать. Ну эмари еще доживают дни.

«Эмо» как раз интересная штука, сейчас все подростки же играют в школе в суицид, в смерть…

А мое поколение не играло в школе в смерть!

Да и моё тоже! (Смеется) Но когда я читаю, там, газеты, в них пишут, что это так. Волна самоубийств была опять же где-то. Но я об этом ничего не думаю, никак к ним не отношусь. По крайней мере, не замечаю. Вижу только, что все по улице «проткнутые» ходят. Ты-то чё не «проткнутый»?

Мыс Горн не прошел пока потому что.

Точно-точно.

А что ты пил, ел в девяностые, игрушки какие покупал, что носил?

Самое интересное – начало девяностых. И Дзержинск, крупный город, и Нижний, и Москва — все было уставлено ларьками этими, и везде продавали одно и то же, жвачку какую-нибудь, порнографию на «вэхээсках», шмотки совершенно дичайшие. Площадь у вокзала в Нижнем была прямо уставлена вся, как лабиринт, часами можно было ходить. Ликеры эти тогда тогда появились. Мы привыкли тогда к национальным русским напиткам и начали пробовать всю эту дрянь, такая была дрянь! Мы тогда съели, наверное, все отбросы всего мира.

Было ощущение, что ДОРВАЛИСЬ наконец-то?

У кого-то было, у меня нет, поначалу казалось чем-то неземным, потом надоело. Я помню: Новый год, как обычно, мать накрывает столы для меня и друзей. Мы встречали вчетвером, два пацана, две девчонки, еда всякая разная – деревенские куры, и самый главный деликатес – четыре сникерса. Потом сожрали.

А в пуховиках китайских ходил?

Ходил, да, но меня одевала старшая сестра, а у неё со вкусом все в порядке было всегда. Потом ходил в ОМОНовской одежде, не в форме, в камуфляже простом, в нем удобно, тепло. Вот я кстати вспомнил про серьгу, тогда как раз серьги никто не носил, это было просто западло: «Ну ты чё, пидор что ли, с серьгой?» В Дзержинске это было очень опасно. Это был 91-92-й год. Я тогда сам носил серьгу, но как-то обходилось без драк, не потому что я какой-то крутой, а просто не попадал. Потом я стал уже совсем другой, совсем без волос, без серёг всяких, я тогда работал в ОМОНе, это был 96-97-98-й. Неожиданно мы едем в командировку в Чечню, неожиданно у нас один из пацанов прокалывает себе ухо и вешает серьгу. Командир приходит такой охуевший: «Ты чё бля, сдурел? Это ж бля ОМОН». Тот: «Да ладно, командировка, похую, я буду с серьгой ходить». И я заметил, что все пацаны как бы нормально к этому отнеслись. Была пара быковатых таких, совсем уж из гопников, но они его знали, спросили: «Ты чё бля?» он — «Серьга нравится просто». Раз – другой пацан тоже серьгу повесил. И я понял, что поколение поменялось – пять шесть лет и уже незападло, и уже среди омоновцев стали появляться такие пацаны-эстеты, как и среди лимоновцев…

Странновато звучит…

Да, наркоман появился один, и даже один гомосексуалист завелся в отряде.

В лимоновском?

Нет, в омоновском.

В омоновском?!

Да, но про это не будем говорить, хотя…в «Сеансе» можно и про это сказать.

Так а что он там один-то делал?!

(Смеется) Мы подрабатывали в одном, короче, кабаке охранниками, и в кабаке был один…стопроцентный пидор, все знали, что он пидор, он работал этим, барменом. И один из наших омоновцев – он такой был, красавчик – стал постоянно с ним общаться, и потом уже всегда они стали ходить вместе, на машине катались и так далее. А один был наркоманом из такой светской дзержинско-нижегородской молодежи, снимал, например, форму, надевал модные шмотки и тусоваться ехал. Его просекли так: он стал постоянно просить у всех аптечку. Жгуты и лекарство какое-то у всех из аптечек себе переколол. Вот, цивилизация, в таком виде – и с серьгами, и с пидорами, и с наркоманами пришла даже в ОМОН. А вот у меня есть ощущение, хочу его с тобой сверить, сейчас кризис финансовый, все дела, но я считаю, что сейчас идет кризис идеологии, никто ни во что не верит, раньше был социализм, потом либерализм, а сейчас во что-то серьезно верить даже не пытаются, даже фашиста трудно представить настоящего, убеждённого.

Я могу себе фашиста представить, но да, постмодернизм наступил, идеология неинтересной стала, хотя у китайцев, например, вроде всё в порядке с идеологией, у национальных меньшинств тоже она есть.

Я про другое, это у них идея превалирования над чужой страной – у Китая и США над нами, у меньшинств – расширение внутри чужой страны. Это к идеологии не относится.

Тогда не знаю.

А вот скажи, какие главные приметы, по-твоему, нулевых годов, вот пройдет десять лет, тебя спросят, какие были годы с нуля по девятый, допустим?

Гламурные такие годы, мобильные, все только потребляют и общаются виртуально.

А что ты понимаешь под гламуром?

Блестящее, дорогое, пафосное, барокко это новое. Вот еще в нулевые писателей много развелось и поэтов, все что-то творят.

Да их всегда было много, просто им негде было публиковаться, в газетах их не печатали, блогов не было. Цензура была, даже не политическая, а нормальная. Сейчас вот есть газета «Новое Дело», нижегородская, они тоже публикуют стихи каких-то графоманов. Сейчас за деньги многие собственные сборники издают, их никто не покупает, никто не читает, они их всем дарят, блядь. Мы как-то ехали писательской группой через всю Россию, так у нас все номера были завалены, потому что в каждом населенном пункте подходил какой-нибудь графоман или просто безумец местный и дарил свое собрание сочинений.

Милиционеров много стало еще в нулевые.

Вот да, я сам когда работал, у нас все время штат увеличивали, увеличивали. А охранников сколько стало…

Да охранники-то ладно, Бог с ними.

Нет, не ладно, это очень важно. Вот смотри, я иду домой, захожу в переход – там четыре охранника, ставлю машину на стоянку, там человек 12 охраны, захожу в магазин – там охранник, в школу – там еще один. Это я прошёл просто 500 метров от работы до дома и зашел за сыном в школу. Это взвод здоровых мужиков, они ничего не делают, не производят, не занимаются интеллектуальным трудом, они просто сидят. А представь по городу, по России? Это огромная армия половозрелых мужчин. Плюс к ментам, плюс к спецслужбам, плюс к телохранителям всех наших чиновников.

Ну их же не погонят бить народонаселение?

Не погонят, наверное, но это очень сильно демонстрирует ненужность нации для какого-то дела. Вот они сидят, и хорошо, что сидят, лишь бы они никуда не лезли. Могли бы построить БАМ, построить, ДнепроГЭС, завоевать Грузию. А они сидят. Для меня главная примета нулевых – это охранник.

Нацменьшинств у нас в городе стало много еще.

Да, их стало много, чего греха таить, в школах, где-нибудь в Канавино, их уже по 25 человек в классах например, проблемы начинаются, они сюда едут, а мы плодимся все медленнее и медленнее. Тоже примета времени гламурного, хочется всем обустроиться, потом рожать. Это плохо, а вот этим, блядь, другого цвета, все равно, что у них квартиры нет. У них даже родины нет, у них работы нет, но это им не мешает.

А вот есть расхожее мнение, что сейчас Россия спивается, что раньше девушки не курили, меньше пили и так далее…

Ну, в восьмидесятых, правда — ни одна девушка или женщина в местах, где я жил, не курила. Года с девяностого начали курить все. Насчет того, спивается Россия или нет – не знаю, заметно только, что сейчас сменился состав напитков. Раньше-то все водяру хлестали… а сейчас молодежь что?

Сейчас пиво и энергетики.

Вот кстати да, вспомнил, в девяностые одна из примет – постоянный поиск пива, с утра просыпались, начинали обзванивать точки или по улице ходить, искать, где разливают, в магазинах потому что ничего не было. Вот находим точку, там очередь человек 80. Сразу пробуем – хорошее или разбодяженное. Если хорошее – то сразу день наполнен смыслом.

Теперь-то вообще ничего не надо, хоть залейся пивом. А хулиганили тогда сильно? Сейчас что-то никто на улице даже не хулиганит.

Да, кстати, сейчас не хулиганят, я не буду выдавать себя за подростка улиц, за хулигана, но даже я в девяностые дрался постоянно, у нас была такая тройка друзей, мы все время бухали, стекла били, то есть я не особо хулиганил, потому что был интеллигентным и все понимал, что это плохо, но историй много, спьяну чего не сделаешь. А так беспредел творился полный. Ничего не боялись.

Может, сейчас как раз охранников и ментов все боятся?

Нет, я, знаешь, много бываю за границей и молодежь, та которую я сейчас знаю, вот вы – вы очень похожи на европейцев, вы все такие…

Интеллигентные и инертные.

Нет, не знаю, каким словом описать, вы общительные все, никто не быкует, языки иностранные знаете, приветливые.

Нет, это просто ВУЗ гуманитарный я закончил, где тебя пять лет тетеньки учат высокому. Те сверстники, что пошли в технические всякие шараги – быки дай боже ещё.

О, не всё потеряно тогда.

А в армию ты пошел по собственному желанию или призвали?

Туда по собственному желанию я не пошел бы никогда…

Я в эссе читал, что мужик, который не служил — не мужик, а женщина, которая не рожала – не женщина.

В моем эссе?

Ну да, или в блоге, я не помню, но у тебя.

Нет, я так не считаю, по-моему, это полная хуйня, полный бред, нет, как я могу такое серьезно говорить, у меня отец не служил, брат мой не служил. Я, может, быть имел в виду другую вещь – мужчине нужен экстремальный опыт, если мужчина ведет себя активно и даже агрессивно, если он живой, то он этот опыт получит без армии.

Ну слава Богу.

Advertisements

2 thoughts on “Интравью

  1. Научите меня как делать чтобы последняя запись была не вверху как в блогах а под заданной ей категорией. Ваш сами-знаете-кто.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s